Размер Цвет Изображения Выйти

Алексей РЫБНИКОВ: В современных условиях Союз композиторов, безусловно, должен существовать в ином качестве

– Алексей Львович, вы возглавили не просто Совет композиторов, управляющий орган, но стали во главе процесса по реорганизации Союза композиторов.
– Некоторые задаются вопросом – зачем вообще нужен Союз композиторов? Если обратиться к историческим фактам, то первое, что приходит на ум – «Могучая кучка», которая представляла собой содружество, где в атмосфере дружбы и творчества создавалась единая философская концепция, единый взгляд на музыку. Ее члены подняли русский стиль в музыке на небывалую высоту.

При советской власти идея создать орган, объединяющий композиторов, носила скорее функцию контроля, выстраивания идейного направления, корректировки творческих замыслов свободных личностей, которые потенциально могли представлять опасность для режима. Случалось, что творческие союзы подавляли, заставляли человека мыслить в определенном ракурсе. К Союзу композиторов, к счастью, не применялось оргвыводов, в отличие от Союза писателей, к примеру. Конечно, мы помним, как тяжело переживал Арам Хачатурян отстранение от руководства Союзом. Но появился Тихон Хренников, который сумел создать нужную атмосферу, не препятствовал реализации идей – при нем расцвели личности таких композиторов, как София Губайдулина, Альфред Шнитке, Эдисон Денисов. Они состоялись как большие композиторы, и им никто не помешал. Хренников их поддерживал, оставаясь при этом гибким политиком, ладившим с властями.
Но мы давно живем в другой стране, и меня обрадовала идея не реформации старого, а создания объединения на новой основе, с прямым сотрудничеством с Российским музыкальным союзом. В современных условиях Союз композиторов, безусловно, должен существовать в ином качестве.

– Насколько часто будет собираться Совет композиторов?
– Его функция заключается в том, чтобы добиваться помощи от властей, фондов. Встречи членов Совета будут организовываться по мере необходимости – накопления вопросов, которые нужно решать коллегиально. Самое сложное – разобраться в сложившемся хаосе. Мы встречались со специалистами, с помощью которых будем решать проблемы долга Союза – сейчас важно дать юридическую оценку положения, в котором мы находимся, и выбрать стратегию по реструктурированию долга.

– Есть ли конкретная программа выхода из кризиса, прежде всего идейного?

– Важная сторона деятельности Союза композиторов в лучшие его годы – всесторонняя поддержка своих членов. Судьба творческого человека всегда непростая. И мы помним имена великих композиторов, бедствовавших, переживавших унижения. Союз обеспечивал композитору авторитет в обществе – это были уважаемые люди. Кроме того, осуществлялась и материальная поддержка через Музфонд, социальная защита и юридическая поддержка. Член Союза композиторов получал все гарантии члена этого общества. Сегодня, когда престиж профессии утрачен, безусловно, необходимы рычаги, чтобы его восстановить. Также композиторы привыкли к творческому общению с коллегами, работе в секциях по своему направлению. В этих ячейках можно было узнать, чем занимаются соратники, услышать их мнение по поводу нового сочинения, не чувствовать себя в полной изоляции. Музыковедение и музыкальная критика находились на высочайшем уровне, что способствовало объективной оценке той или иной тенденции. С наступлением 1990-х годов я перестал участвовать в жизни Союза композиторов России, так как понял, что он прекратил эффективно функционировать.

– Бытие определяет сознание. Сейчас Союз композиторов оказался в финансовой пропасти. Ваше видение ситуации?
– Здания и материальное имущество, которое государство в свое время выделило Союзу в пользование в качестве поддержки, получили люди, решившие распорядиться им в свою пользу. Прибыль получали частные владельцы. Сначала это были незаконные действия, но после нескольких перепродаж эти люди оказались в статусе добросовестных покупателей. Сейчас Союз композиторов не располагает достаточной материальной базой, чтобы возобновить эффективное осуществление всех своих функций. К счастью, Российский музыкальный союз предложил нам руку помощи, и совместно с ним мы будем работать над тем, чтобы вернуть утраченное. Считаю, что в этот критический час мы должны обязательно обратиться к государству, напомнить ему, что мы всегда гордились русской музыкой, поэтому поддержка Союза на этом сложном этапе в итоге благоприятно отразится на имидже России. Хотя Союз сейчас в минусе, но, как мне кажется, это «оптимистический» минус: у нас появилось представление, по какому пути идти, в какие инстанции обращаться за поддержкой.
Кроме того, нужно придумать алгоритм, чтобы восстановить творческое общение. Эта работа должна проводиться одновременно с решением глобальных вопросов. За лето я планирую подготовить программу, но для этого необходимо получить информацию о том, что происходит в региональных подразделениях Союза. Мне бы хотелось, чтобы существовал центр деятельности композиторов. За право быть членом Союза человек должен отчитываться в своей творческой деятельности. Поверьте, это очень подстегивает, дисциплинирует.

– Вы не находите, что современная музыка мало вписана в академический процесс?..
– Если развитие Союза композиторов примет позитивный характер, то мне бы хотелось учредить новый композиторский конкурс и достойный фестиваль. «Московская осень» – фестиваль авангардной академической музыки, но есть и другие направления, которые тоже нуждаются в подобном мероприятии. Хотелось бы также учредить композиторскую премию, что в нашей среде до сих пор отсутствует. Важны контакты со СМИ. Зарубежные успехи молодых композиторов, получивших премии за рубежом, не освещаются даже по телеканалу «Культура», а такое информирование должно осуществляться. Уже несколько лет я сотрудничаю с фестивалем «Барток плюс» в Венгрии. Композиторы из самых разных стран присылают фантастические авангардные сочинения. Первую премию получил итальянский композитор, сочинение которого длится всего 16 секунд. Меня просили, чтобы российские композиторы также не обходили его стороной. Союз композиторов способен взять на себя такую функцию – рекомендовать участников для европейских конкурсов.
Я помню, с каким пиететом мой учитель Арам Хачатурян относился к Союзу композиторов, и если мне удастся внести свою лепту в возрождение этой важной и нужной организации, я смог бы с чувством выполненного морального долга перед ним отчитаться.

 

Источник - Музыкальная жизнь

Поделитесь с друзьями: